Планирование семьи

Богатство — не в самом обладании богатством, а в умении целесообразно пользоваться им.
Сервантес

Планирование семьи. Семья. Рождение детей. Регуляция рождаемости.Под планированием семьи имеют в виду не размышления о том, сколько иметь детей (известно, что по мере продвижения от «мы хотим» к «мы будем» и далее к «мы делаем» количество желательных для семьи детей уменьшается: планируем меньше, чем хотим, имеем же меньше, чем планируем), а поведение людей, направленное на регуляцию рождаемости. Известно, что общество само диктует законы рождаемости: чем ниже его социально-экономический уровень, тем выше рождаемость; при подъеме уровня она снижается — на первый план выходит материальное благополучие и личностная самореализация; достижение высокого уровня и сохранение его стабильности подчеркивают значение общечеловеческих ценностей — и рождаемость вновь увеличивается. Но в пределах этих общих закономерностей каждая семья выбирает свой путь. Должно ли общество вмешиваться в этот выбор? Опыт показывает, что призывные меры (пропаганда многодетности в средствах массовой информации) не работают, пока для них нет социально-экономических условий, а насильственные приносят отрицательный эффект (запрещение у нас абортов в свое время привело к резкому росту количества калечащих женщин «подпольных» абортов). Но чем более зрело и демократично общество, тем больше оно осознает свою ответственность за помощь людям в регуляции рождаемости в самом широком спектре: с одной стороны, обеспечение социально-экономического уровня, способствующего увеличению рождаемости, а с другой, обеспечивание средствами предупреждения беременности, позволяющими регулировать рождаемость.

Было бы идеально, если бы необходимые сведения о контрацепции давались в ходе среднего образования. Это единственный способ преодоления массового невежества, который если и не дает абсолютно всей информации, то, по крайней мере, готовит к здравому и разумному восприятию ее в последующем. Так и происходит в цивилизованных странах с высокоразвитой половой культурой. Можете ли вы припомнить, что вам дала в этом плане школьная программа? Все — вне ее, за углом, мельком, в загрязненном и опошленном виде: полузнание, которое часто даже хуже незнания. Можно только недоумевать по поводу той близорукости, с которой педагогика подводила — да и сейчас еще подводит! — под умолчание моральный базис. В последнее время дело сдвигается с мёртвой точки замалчивания, но потребуется еще немалый срок для осознания важности контрацептивного просвещения на основе серьезных программ и с использованием эффективных способов. Пока же «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

Опыт показывает, что дело в увеличивающемся количестве абортов в стране в неумении молодежи правильно пользоваться контрацептивными средствами. Когда я вижу молодую женщину, вот уже третий месяц принимающую ежевечерне гормональные противозачаточные таблетки, в инструкции к которым их прием ограничен 3—5 таблетками в месяц, я не могу не думать: а как это скажется на ее будущем материнстве? Солидная дама лет тридцати пяти — тридцати семи, мать двоих детей, находит в шведской книжке для юношеского возраста серию схематических рисунков, объясняющих, как правильно пользоваться шеечным колпачком, и восклицает: «Господи, наконец-то я поняла, как это делается!» Что ж, лучше поздно, чем никогда. Незнание, однако,— только одно из препятствий. И получению знаний, и пользованию ими очень мешает ложный стыд, обязанный ранее полученной загрязненной информации.

Вспоминаю, как мы с несколькими коллегами смотрели популярный телефильм, посвященный презервативу. Пока речь шла о его истории (а он был знаком еще древним римлянам, правда, не в сегодняшнем виде) и промышленном изготовлении, реакция зрителей была вполне нормальной, хотя и перемежалась сальными высказываниями. А дальше показывались занятия с группами молодежи по специальным программам просвещения. Это были смешанные по полу группы; руководитель или руководительница рассказывали о пользовании презервативом, держа его в руках; завершала занятия групповая дискуссия. «Нет, это уж слишком! — возмутился один из коллег.— Ну, собрали бы отдельно мальчиков, отдельно девочек и рассказали, но вместе!.. Да еще показывать и говорить об этом! Не понимаю!» Что ж, когда человек сознается в непонимании, он не безнадежен.

Каков же смысл групповых занятий? Информация? Да, безусловно, но не только она. Использованию презерватива очень часто мешает опасение, что партнер или партнерша будут обижены этим, не поймут, осудят, оттолкнут. Но когда юноши и девушки вместе воспринимают информацию в изложении преподавателей разного пола, относящихся к презервативу как к любому другому вполне обыденному предмету, да еще могут свободно осуждать ее,— тогда не только лучше усваивается информация, но и размываются барьеры опасений.

Контрацептивное невежество неизбежно влечет за собой большое количество абортов. А ведь даже при самых идеальных условиях проведения аборта он для женщины всегда двойная травма — телесная и душевная. Одним словом, уровень культуры, в частности — сексуальной, и количество абортов — величины обратно пропорциональные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *