Негативная сторона раннего начала половой жизни. Эмоциональный аспект

Негативная сторона раннего начала половой жизни. Эмоциональный аспект. Ранний секс.Мне хотелось бы обратить внимание читателей на негативные стороны преждевременных половых связей (сразу же после полового созревания), хотя в жизни они не получили широкого распространения и не затрагивают, к счастью, большинства молодежи.

Заранее оговариваюсь, что мои рассуждения не имеют ничего общего с намерением создать очередную — на сей раз собственноручного производства — инструкцию по сексуальным отношениям молодежи. Просто я попыталась показать различные аспекты данной проблемы, предоставив молодым читателям материал для самостоятельного осмысления и выбора наиболее разумного, с меньшими для них потерями, варианта ее решения.

Эмоциональность человека развивается с течением лет под влиянием жизненного опыта. С самого рождения ребенок учится любви у матери, затем у отца и друзей. Если молодые люди начинают половую жизнь до 16 лет, то физический аспект интимных отношений опережает у них развитие эмоциональности. В дальнейшем им суждено страдать от эмоциональной недоразвитости — то же самое, кстати, происходит и с малышами, лишенными в детстве материнской ласки. Переход к сексуальным контактам сразу после периода полового созревания (в возрасте 12—16 лет) может привести к эмоционально-психическим изменениям, которые я назвала болезнью «дефицита любви».

Молодежь, вступающая в сексуальные связи до 16 лет, то есть раньше, чем она научится ценить дружбу и устанавливать эмоциональные контакты с другими людьми, рассматривает половой акт как одно из удовольствий в ряду таких приятных занятий, как просмотр интересного фильма, возможность полакомиться пирожным, выкурить сигарету и т. п. Физический контакт, таким образом, превращается в самоцель и не вписывается в сферу эмоциональной жизни молодого человека. В результате происходит частая смена партнеров и партнерш и со временем прививаются «донжуанский» стиль поведения и нимфоманские привычки (в данном случае я говорю не о форме сексуального отклонения, а о «коллекционировании» сексуальных контактов без эмоциональных привязанностей).

С годами такие люди вживаются в образ «профессионального» волокиты или «ненасытной» соблазнительницы, за исключением тех из них, кому удается встретить на жизненном пути «упрямую жертву», которая проявляет неуступчивость и строптивость в сексуальных вопросах, постепенно привязывая к себе «охотника» за наслаждениями крепкими (а иногда и неразрывными) эмоциональными узами. Неисправимые любители «сексуальной охоты» не только уродуют свою жизнь, превращаясь в нравственных калек, но и представляют угрозу для тех, кто с ними общается. В итоге в проигрыше оказывается само общество, в котором они живут.
Эти «охотники» следуют, как правило, определенному стереотипу поведения. Как-то в гинекологической консультации я беседовала на эту тему с 16-летней девушкой — неглупой, симпатичной и чрезвычайно довольной собой. Я поинтересовалась, что означает выражение «закадрить мальчика» и в чем его суть. Она объяснила, что это своего рода сексуальная игра, практикуемая в определенных молодежных компаниях, где очень ревностно относятся к тем, кто больше преуспел на любовном фронте. Смысл игры, по ее словам, состоит в том, чтобы «подцепить» юношу, который серьезно и ответственно смотрит на жизнь и любовь (победа над опытным волокитой в расчет не принимается). Надо добиться, чтобы юноша окончательно влюбился, потеряв голову от страсти, и для достижения этой цели можно «позволить ему все». В тот момент, когда ему будет казаться, что жизнь без любимой — не жизнь, девушка демонстративно дает ему «от ворот — поворот» без объяснений и лишних слов. Но и это еще не все: она должна выставить парня в смешном свете перед своими подругами и его друзьями, причем употребить для этого самые обидные и оскорбительные выражения. Только после того, как издевательства над его чувствами и страданиями будут «представлены» подружкам, эта победа будет зачислена ей в актив. Среди подобных девушек авторитетом пользуется та, которая может похвастаться наибольшим количеством одержанных «побед».

Рассказывая с улыбкой и без тени смущения о подобных «развлечениях» в ее компании, моя собеседница даже не догадывалась, до какого духовного опустошения она докатилась, воздавая дань глупой моде и стереотипам поведения, принятым у некоторой части современной молодежи. Никак не укладывалось в сознании, что девушка с таким милым и невинным выражением лица способна вступить в половую связь без малейшего намека на нежность с ее стороны — только для того, чтобы затем почти с садистской жестокостью сделать всеобщим посмешищем влюбленного в нее человека.

Беседа с этим юным созданием воскресила в моей памяти «любовные игры», распространенные в XVIII века во Франции, о которых в предисловии Боя-Желеньского к книге де Лакло «Опасные связи» говорится следующее:

«В то время как часть Франции XVIII века занималась философией, изучала экономику, создавала научные труды, другая часть была всецело поглощена любовью, превратившейся в смысл жизни, в предмет бесед и содержание литературных произведений, в надежду честолюбцев. Любовь для них стала буквально всем… Это новое божество, восславленное таким способом и низведенное с алтарей до будуара, не могло, разумеется, обезопасить себя от некоторого перерождения. Любовь превратилась в синоним обладания, мимолетного увлечения, соприкосновения (по меткому выражению Шамфора) «капризов плоти двух созданий, напяливших на себя человеческую кожу»… Даже настоящее чувство прикрывалось тогда стыдливой маской безразличия и цинизма. Лозунгом эпохи стало известное выражение Бюффона: «Единственное, что есть стоящего в любви — это ее физическая сторона». Весь эмоциональный балласт был выброшен на свалку, ревность вышла из моды и осуждалась как смешной пережиток…

Любовь обрела права вида спорта. Вместо сентиментального обожания женщины в мужчине пробудились бахвальство, наглость, стремление умертвить насмешкой самые сокровенные порывы сердца. Покорить женщину, не дав ей возможности схватиться — как утопающий хватается за соломинку — хотя бы за одно нежное слово, оправдывающее ее слабость; больше того, заставить ее вспомнить любимого человека в момент измены ему — вот характерные черты, присущие интеллектуальному разврату тогдашних бездушных «донжуанов». В ранг догмата вошел принцип: ни в коем случае не рвать отношения с женщиной до тех пор, пока не имеешь средства под рукой, чтобы погубить ее… Но в духовном распутстве и беспощадной жестокости женщины определенного типа даже превосходили мужчин. Испорченность превратилась в искусство, слагаемое из жестокости, вероломства, неверности и тиранства».

Таким образом, стиль жизни нынешних любителей «острых ощущений» не является открытием. Заключаемые ими браки строятся исключительно на сексуальном влечении. Непрочность таких семейных уз приводит и к непрочности брака. Совместная жизнь у подобных людей заполнена кроме сексуальных утех накопительством и собирательством (достать побольше денег, приобрести самые дорогие и высококачественные товары, чтобы соседи лопнули от зависти), заграничными туристическими поездками и поисками всевозможных способов избавиться от скуки.

Говоря о подобных семьях, нельзя не сказать и о проблеме потомства. Супружеская пара в таком браке, как правило, не желает обзаводиться детьми, поскольку они усложняют жизнь, ограничивают личную свободу и, наконец, мешают, если у одного из супругов появляется желание «хлопнуть дверью». Браки такого типа увеличивают число разводов. Когда подобные супружеские пары обзаводятся незапланированными детьми, то дети, живя в условиях материального достатка, но без необходимого климата родительской любви в доме, вырастают в душевно искалеченных и нравственно изуродованных людей.

Вывод напрашиваетсся простой: начало половой жизни в возрасте 12—16 лет — это не проявление желания идти в ногу с «современностью» и не показатель прогресса, а скорее отклонение в процессе нормального развития, источник многих осложнений, накладывающих отпечаток не только на жизнь личности и семьи, но и на развитие всего общества. Конечно, не бывает правил без исключений: может случиться так, что молодые, начав сексуальную жизнь в 14 или 15 лет, вспоследствии полюбят друг друга и создадут крепкую и счастливую семью, но это все же исключение, а не общее правило.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *